ещё про горлума

куда пойти, куда податься, - печально горлум размышлял,
в тени раскидистых акаций от солнца прячась по ночам.
когда покоя нету ночью (а днём и раньше не видать),
а рыбы стали тамагочи, и их нет смысла потреблять,
под жгучим взглядом белой морды опять на корточках ползти,
на анонимных имиджбордах быть аватарой до шести,
а после - время развлечений - найти лодчонку под горой
и на рыбалку в воскресенье, прохладной майскою грозой -
опять грибы начнут плеваться грибною липкою слюной:
мол, мало рыбы для акаций, давай для нас ещё устрой
не аквапарк, не акварощу, не даже акваогород...
тут аквагрибопланировщик их беспардонно перебьёт;
словами колкими, как шило, начнёт одёргивать грибы,
грибам вобще не подфартило, они теперь его рабы.
и вот рабам даёт команду наш аквагрибогосподин -
вино несите на веранду, туда же птичек и сардин:
сегодня приглашён на ужин к нам горлум поздним вечерком,
скрипач не нужен, горлум нужен, зачем - определим потом.
и вот к нему приходит горлум, скрипач уходит, а грибы
выносят на подносах полдень, что приготовили рабы.
и о погоде, о погоде идёт упрямо разговор,
а горлум медлит, не уходит, глядит невежливо в упор,
и наконец он прерывает погоды скучный мадригал:
мне говорили, ты, бывает, за деньги Прелесть доставал.
смутился аквапланировщик, но смотрит глазом из-под век,
давая этим знать, что, в общем, он цепкий аквачеловек,
и говорит: бывало, Прелесть я доставал за полцены,
но нынче Прелести приелись, они и даром не нужны.
и потому лежит на складе их сорок с гаком килограмм,
но мы с кладовщиком не ладим, иди за ними, братец, сам.
и вот на склад помчался горлум, и говорит кладовщику:
мне Прелесть дай без разговоров, а то я больше не могу.
мне аквагрибопланировщик сказал по-дружески сейчас,
что у тебя их сорок бочек лежит на складе про запас.
но кладовщик, ухмылку спрятав, бормочет горлуму в ответ:
на складе Прелестей треклятых осталось штука или две.
в такое время, как сегодня, за Прелесть могут дать лет пять;
я думаю, что тот негодник тебя пытался разыграть.
но мне-то больше и не нужно! - волнуясь, горлум верещит,
и кладовщик, вздохнув натужно, достал из фартука ключи
и отпер маленькую дверцу с изображеньем очага,
и расчихался, как от перцу, от пыли, севшей за века,
набив о притолоку шишек, со злобой крикнул: эй, шельмец!
у нас один остался лишь экспериментальный образец.
он, прямо скажем, нестандартный, но коли ты в такой нужде,
поставь судьбу свою на карту, и будь готов к любой беде.
и он со стеллажа снимает и Прелесть горлуму даёт,
а Прелесть до того чуднАя, что тот стоит как идиот.
ведь не кольцо, а самка-горлум её является лицом,
а горлум, как мы, может, помним, знаком был именно с кольцом.
но относительно недолог был замешательства момент,
и наш герой без отговорок решился на эксперимент,
и, как умел, надел на палец, язык проткнул и в нос продел -
мы все немало изумлялись, как ловко он ей овладел.

с тех пор уже прошло два года; наш горлум радостно живёт:
он даже в горлум-клуб не ходит, поскольку тот его гнетёт.
иной случайный собеседник бывал немало изумлён,
когда уже к концу беседы вдруг узнавал, что горлум он.
да-да, наш горлум изменился! но как-то вечером, впотьмах,
внезапно Прелести хватился - а та уж скрылась в кушерях...
так буднично и неэпично лишился Прелести герой,
что как-то даже неприлично (случись такое не с тобой).
и горлум снова горлум горлум, и снова в клубе по ночам
простуженным вещает горлом о равнодушии к вещам,
о непривязанности к людям (собакам, горлумам, еде...),
что счастлив никогда не будет тот кто привязан и т.д.
но ныне, присно и повсюду владеет горлумом печаль,
и список членов горлум-клуба остался прежним, как ни жаль.

назад