Жирафы, мыши и кенгуры

А жирафы, как известно, жили в Африке, и тогда, и всегда.
Там же с ними жили и мыши. А кенгуры жили в Австралии, но про них попозже.
Каждый вечер жирафы готовились ко сну - умывались, расчёсывали гриву, пили вечернюю росу. А затем растягивались на траве, сладко потягиваясь и урча да похрюкивая (жирафы это умеют). И вот тут-то и происходило самое главное. Потому что жирафы рождаются жёлтыми, без единого пятнышка. А всякий знает, что жираф - животное пятнистое.
Так вот, ночью по спящим жирафам бегают мыши. И оставляют пятна. Где мышь побегает - там пятно останется. Так за ночь жирафёнок и становится пятнистым. А взрослые - те подновляют рисунок.
А теперь про кенгуров.
Кенгуры жили в Австралии. Оттуда до Африки - рукой подать – два кенгуровых прыжка. Станет кенгуру на берег, прыг! скок! - и в Африке!
Так что кенгуры часто в Африке гостили, у жирафов. А жирафы - те в Австралию никак не могли попасть - прыгать не умели. Только самые длинношеие порой протягивали шею и щипали веточки на том берегу. Австралийская растительность манила пряным вкусом и ароматом других мест - необжитых, нехоженых. Можно было только фантазировать, о том, как на том берегу происходят необычные события, о которых жирафы никогда не узнают, и ходят странные существа (некоторых, впрочем, кенгуры приносили в сумках, возбуждая небывалое любопытство).
Но один жираф всё же побывал в Австралии. Звали его Руф О'Каппи. Был он по происхождению ирландец, и вот как-то раз он проснулся с больной головой в Австралии.
По обыкновению не придав этому значения, он попробовал пойти домой, и, раскачиваясь, добрёл до берега. Здесь его заметил знакомый кенгуру. "Как ты здесь очутился, старый выпивоха?" - удивился он. "Не знаю," - ответствовал тот, - "Я уж и привык просыпаться незнамо где. Правда, это уж чересчур!.."
Но неприятности только начинались. Очень скоро приехала машина и огородила Руфа забором. Как объяснил кто-то из рабочих, Руф - единственный жираф в Австралии, и здесь теперь по этому поводу национальный парк. "Приезжайте посмотреть на единственного дикого жирафа нашей страны!" - кричали зазывалы. Профессор Смит написал книгу "Австралия - родина жирафов". Руф терпел сколько мог, а потом плюнул на всех (его бабушка согрешила в своё время с верблюдом). Теперь на этом месте заповедное озеро Таи-хка-ндо-ро-ра, что означает "Заповедная Влага Длинношеего Бога". А потом пошел на берег, подобрал шею, разогнался, и мигом – в два прыжка! - оказался в Африке (его прабабушка согрешила с кенгуру).
Вот так. Теперь этот единственный в своём роде жираф уже состарился. Слывёт домоседом. А про своё путешествие говорит так: "Ничего там в этой Австралии хорошего нет. Сплошной забор и полные уши шума."
Так по-африкански подтвердилась пословица "В гостях хорошо, а дома лучше!"

назад