Про кактус

Висят на солнышке носки,
Улитка бродит у реки,
Копает пищу.
А тут в тумане невесть кто –
Снуют в гороховых пальто
И кактус ищут.

А те, что кушают гранит –
Повадки томные, и вид
Имеют бледный.
Хотя они мои друзья,
Увидеть кактус им нельзя:
Ведь он секретный.

Он не поёт и не кричит,
Он лишь затравленно молчит,
Как оглашённый.
Он повсеместно запрещён,
И потому со всех сторон
Снуют шпионы;

Подходят к дому, как хотят,
Суют туда нескромный взгляд
И чуткий лакмус;
А в домике камин горит,
А в тайне вслед за ним стоит
Секретный кактус.

А тут вокруг такой бардак:
Скрываешь так, скрываешь сяк –
Ищите, глупые!
А те всё лакмус свой суют,
И портят нафиг весь уют
И носом хлюпают.

Да всё и было бы ништяк,
Но как-то раз случилось так,
Что на пригорке
Застрял с подвёрнутой ногой
Один Инспектор молодой –
Особо зоркий.

Он стал в почетный караул,
Особо чуткий лакмус вдул
Сквозь щель в паркете;
И лакмус цвет свой изменил;
Инспектор взгляды навострил,
И вдруг – заметил.

Видать, закон и впрямь суров,
Раз расплодил инспекторов
С суровым взглядом.
Но мы беду в который раз
Встречали. И в тяжелый час
Мы были рядом.

Никто из тех, кто ест гранит,
Такой не примет бледный вид
И в белых тапочках;
Когда настала тишина
И кактус вытерли до дна
Мы влажной тряпочкой.

И, непонятно для чего
(там уже не было его),
Тихонько пятясь,
Опять подкрались, и опять
Его намылились стирать –
Несчастный кактус.

И, отмываясь от земли
(мы все старались, как могли),
Раздали роли;
Горшочек положили в гроб
И закопали в землю, чтоб
Не раскололи.

А вслед за тем на белый свет
Внесли в горшочке винегрет,
Что б он потрогал.
И он не понял, что тут кто,
И, запахнув своё пальто,
Ушёл. И с богом!


назад