Мотыльки и кони в поисках коровы

Прошла гроза; мутна река, её вода несёт предметы.
Висят под небом облака, как будто им здесь места нету.
На ветке сохнут мотыльки; их взгляды сделались суровы,
Когда вдоль берега реки плыла ненастная корова.
Её копыта в толще вод гребли бессмысленно и часто,
Зажат походный бутерброд в её сурово сжатой пасти.
К ней обратились мотыльки: куда гребёшь, ненастный путник?
Зачем движением ноги ты разгоняешь волны мути?
Зачем сжимаешь бутерброд, на голод живота забивши?
Корова им в ответ плывёт, и плеск копыт её всё тише -
Вниз по течению реки, к туманной выси, светлой дали…
Поднялись с ветки мотыльки и за коровой увязались.

С тех пор прошло двенадцать дней; сдружились путники в дороге.
Купили у цыган коней и поскакали понемногу.
Коровин конь был лучше всех: со звёздами в густой шерсти,
Зубами разгрызал орех - лишь он корову мог нести.
Кобылу взяли мотыльки на приглянувшемся подворье
За превосходные мозги, что пригодились в разговоре,
За то, что грива как огонь, и что глаза во тьме светились -
Её отцом был Красный Конь (что на цене не отразилось).
И вот они опять в пути: корова - конный предводитель,
Вела разведку местности: вдруг злонамеренный вредитель
Украсть планирует коней? Корова делала проверку,
Кобыла топала за ней, а мотыльки сидели сверху.

И вот однажды у костра, когда луна ещё не вышла,
Они кормили комара своей простой, но вкусной пищей.
Ходил по кругу бутерброд как будто кружка с горьким чаем…
И вдруг гроза как громыхнёт! Такое редко, но бывает.
Гром раскатился, и огонь вдруг полыхнул в полнебосвода;
От неожиданности конь аж подавился бутербродом.
Но много злейшая напасть уже над ними собиралась:
Корова в небо вдруг взвилась и в даль стремительно умчалась.
Она ненастная была, и мотыльки об этом знали:
Гроза назад её взяла - её мы только и видали.
Опять судьба её пастись над грозовыми облаками
И лишь с дождём пролиться вниз на воссоединенье с нами.
Итак, до самого утра рыдали кони с мотыльками
они сидели у костра, его залить грозя слезами.
их комары лишали крови, пиявки были на подходе -
они ж скорбели о корове и об остатках бутерброда.
Но что всего ужасней было, цель путешествия пропала:
куда компания спешила, о том одна корова знала.
Лишь ей одной известен был смысл начатого ей похода
А мотыльки и конь с кобылой пошли на запах бутерброда.
теперь, утратив цель пути, они осиротели снова,
И чтоб узнать, куда идти, пошли на поиски коровы.

Прошло немало тусклых дней; они идут, не тратя слова.
Глядят - полянка, а на ней их долгожданная корова.
Вот подбегают к ней друзья: как долго мы тебя искали!
она: но вас не знаю я! и вспомню в будущем едва ли!
Они: но мы же мотыльки! (а конь с кобылой: мы же кони!)
Вниз по течению реки, и позже, в сухопутной зоне,
с тобой стремились к цели, но к какой, зачем - нам неизвестно.
так расскажи скорее о причине наших путешествий.
корова: дамы, господа! обидеть не хотела б я вас,
но я не знаю ни черта о том, зачем вы в путь собрались.
как мне ни жаль, но я не та, что ваш секрет с собою носит,
хоть я корова, господа, в моём роду водились лоси.
А вам - счастливого пути, и ясных дней, и счастья даже;
Желаю всё-таки найти корову, что вам цель укажет.

И снова тронулись они лугами, балками глухими...
Коровы многочисленны, но той что надо, нет меж ними.
У мотыльков короткий век: той осенью их всех не стало,
но чуть сошёл весною снег, толпа детей повыползала
(их конь навьючил под живот, носил с собой, кормил цветами)
и новых мотыльков приплод на поиск двинулся с конями.
Так год за годом, без конца, коровьи поиски идут,
клянутся отроки отцам, что жизнь положат, а найдут.
Давно не стало тех коней (о мотыльках и речи нету),
что первыми пошли за ней - от них остались лишь заветы.
Их поголовие растёт, заполоняя всю планету,
И невдомёк им, идиотам, что ТОЙ коровы больше нету.
Когда корова улетела, ей лет уже немало было.
Когда корова околела, ещё была жива Кобыла.
С собою тайну унеся, лишила жизненных целЕй
кобылу, мотыльков, коня, и миллионы их детей.


назад