Про крокодилов

Крокодилы исследуют законы жЫзни.
Дважды два - четыре, это бесспорно.
Ленин с портрета глядит с укоризной,
в светлой рамке резной, увитой травкою сорной.
Дескать, вы, крокодилы, ни чёрта в жЫзни не смыслите.
Ленин ножками топает в гневе великом:
крокодилы роятся, как комары на вылете,
играя крыльями с солнечным бликом.
И некому выгнать рептилий настырных,
пугая хлопками одной ладонью.
Одни для успокоения напились пустырника,
другие - настойки на белладонне.
Нету Троцкого и Ворошилова,
нету героев, одни портреты.
Крокодилы жЫзнь покоряют силою,
готовят из неё салаты и винегреты.

Крокодилы медведя спросили о жЫзни,
вынув из улья мохнатого за ухо.
Медведь бормотал про верность Отчизне,
просил отпустить домой его, старого.
Его отпустили. Он поднялся на ноги
и сказал крокодилам, в меду перепачканный:
- жЫзнь-то раньше была ясней ясного,
да только потом её переиначили.

Крокодилы спросили осла с гиеною,
пошли к носорогу, не поленились,
всех расспрашивали вдохновенно
про жЫзнь до того, как она изменилась.
Узнали немного. По общему мнению
сейчас препогано, а было прекрасно.
Даже тихое рыбное население
молчало так, что всё было ясно.
Теперь крокодилы скрупулёзно работают
над темой: "Назад, в пещеры! Там лучше!".
Им оппонируют бегемоты.
Они - оптимисты. ЖЫвут в излучине.
Крокодилы спустятся вниз по течению,
и будут жЫть в воде из прошлого.
А бегемоты резвятся по-прежнему
Среди африканского хлама и крошева.

назад