Про лосей

Например, лоси.
Они такие – большие. С рогами. Серые.
Ходют, гривой трясут, мухоморы хапают. И вот одному из них приходит повестка: в 6-30, у дупла. В недоумении лось пялится на повестку. Всем известно негативное воздействие недоумения на неокрепшие умы – и вот лось становится недоумком.
Конечно же, он не один такой. С рогами. Серый. Множество лосей обитает в тёмном лесу, и вот они все приходят к нему и наблюдают за ним.
Картина маслом: толпа лосей, из них один недоумок. Умора. Вот медведь и лопнул. Его зашили, конечно, но неаккуратно, и это сказывается.
Дальнейшая судьба недоумков обычно печальна. Но не таков наш лось. Он борется за свои права, и добивается признания. Главное не идти на поводу у общественного мнения.
Здесь по секрету стоит отметить, что зовут нашего героя Абу, и родом он из Персии. Горячая арабская кровь струится в его жилах.
Возможно, он – единственный перс среди лосей. На этом и основано предприятие. В деньгах Абу недостатка не испытывает. Однако ностальгия – страшная болезнь эмигрантов. И вот, рано или поздно, все они устремляются на родину. Не исключение и наш экзотический лось. «Персия, Персия – страна чудес!» - недаром сказал поэт. Теперь там даже лось есть.
Странное дело, но Абу никогда раньше не бывал на родине. Теперь он очень странно чувствует себя: чувство deja vu захлёстывает его. Лось мотает головой и пытается привести себя в чувство, но вокруг всё страньше и страньше.
Тяжелее всего ему привыкнуть к отсутствию в Персии мухоморов. Зато сколько здесь гашиша! (С опиумом Абу решил не экспериментировать: тяжёлые наркотики – не для него). Постепенно меняется лосиный характер и цвет глаз.
Трудно идёт налаживание отношений с местными джейранами (или тарпанами? Люди, подскажите, кто же водится в Персии?). Сценарий: гадкий утёнок, и Абу в главной роли. К счастью, ни в лебедя, ни в зубра он не превратился. «Оставайся самим собой» – начертал он на своём щите.
Тут по секрету надо сказать, что именно отсюда берёт своё начало геральдическое изображение лося, к реальным лосям, впрочем, не имеющее отношения. (Геральдический лось изображается как птица о трёх ногах, с царственно распростёртыми клешнями и широкой душой. Правую ногу венчает, как и следует ожидать, венец, что символизирует невозможность кровосмешения. Чешуя жёлто-синяя или черно-белая, в зависимости от качества монитора. По легенде, обуздать лося может только пожилая женщина, избежавшая соблазнов, присущих юности, но в полной мере опустившаяся в пучину порока в старости. Некоторые авторы трактуют лося не как мифологему, но как архетип стойкости – не даром ему соответствует руна Algiz в мистическом Колесе Футарка!).
Однако вернёмся к нашему герою Абу! Пройдя крещение огнём и став братом по крови нескольким местным джейранам (тарпанам?), он наконец смог поправить пошатнувшиеся финансовые дела – в Персии никого не удивишь своим персидским происхождением, но личный кунак, по совместительству товарищ министра Тархун-имам посоветовал побольше напирать на связи с викингами, и, в частности, на крупные поставки мухоморов – и колесо завертелось! Первыми клиентами Абу стали мудрецы Востока, искавшие мистической связи с Севером. За ними последовали правители и глашатаи прогресса – первейшие люди в любом государстве! Торговые сети Абу оплели Персию густой сетью, досталось и остальному Востоку. Про гашиш забыли… До тех пор, пока Абу не наладил встречный поток гашиша взамен мухоморов. Всё течёт, всё изменяется: поменялись и Восток с Севером - местами. Персия изменила название на более созвучное новой жизни – Швеция. Наиболее сильные изменения претерпел Стокгольм – он стал Багдадом.
Внедрение новшеств никогда не обходится без неприятностей. Непривычный организм не всегда адекватно реагирует на мухоморы. Ужасом новоарабской цивилизации стали берсерки – спятившие на почве мухоморов джейраны (тарпаны). Такого джейрана легко отличить по мутному взгляду и коровьим рогам.
Север (теперь Восток) перенёс перемены почти без осложнений. Конечно, только порицания заслуживает эта привычка лосей к совместному курению кальяна, но в общем-то основной сложностью было научиться правильно завязывать чалму. «Персия, Персия – страна чудес!» – сказал поэт, и недаром.
Всё это наводит на размышления, и вот Абу с некоторых пор волнуют вопросы бытия. Он листает книжки с картинками, но не может найти ответа. Отчаявшись, он учится читать, но бросает на полдороги (он направлялся в Мекку). Пьяный муэдзин с водонапорной башни так и сказал ему, что «ш-шайтан дер…нул тебя, м-м-мой трезвввый друг, эт-та глууупое занятие, ттудыть…!» Надо сказать (по секрету), что Абу и сам нализался с ним в ту ночь, и под утро лил слёзы умиления, говоря: «Ты вывел меня… на верный путь… мой друг Водонапорная башка…» … Утро застало их на верхушке башни, кукарекающими. Говорят, их видели вместе, распевающими псалмы, и ветер трепал рясу Абу, купленную по случаю у местного приходского священника.
Через три дня более или менее протрезвевший Абу постригся, побрился и лёг спать. Проснувшись, он огляделся и помотал головой. Странное дело: вот сейчас его совершенно не волновали экзистенциальные проблемы. Его волновало только: а где здесь можно поесть? Его любопытство удовлетворили, и он, умиротворённый, уснул.
Решив проблемы с бытиём, Абу увидел своё призвание таким, какое оно есть – без прикрас и ложной гордости. Он стал фермером в Аризоне – есть ли кто-то, кто не позавидует такой доле? Последний раз его видела жена, Джейн – это было вчера вечером, когда он ложился спать.

назад