Про манекен

Лежит трава, и доски по углам,
И вещи шевелиться не хотят.
Но мыши пролетают тут и там,
И толстые веревки теребят.
А я-то что? Без глаз и без ушей,
Я – проволока, доски и трава.
Скопление бессмысленных вещей,
Обернутых в небрежные слова.
Боками упакованный в траву,
Обмотанный веревками до плеч,
Пока ещё, похоже, не живу,
И посему считаюсь просто вещь.
Вот завтра мне приделают глаза –
И буду полноправный манекен.
Я буду против – или буду за,
Начну давать и требовать взамен.
А первым делом – разгоню мышей,
Чтоб не погрызли ниток и узлов.
Я сделаюсь в движениях смелей –
И обойдусь без кошек и котов.

*  *  *
Хозяин глаз, ушей и языка,
Я делаюсь подвижней и живей.
Слежу за шевелением в углах,
И вот уже охочусь на зверей.
Я, накопивши ловкость и напор,
Переловил и слопал всех мышей.
Хожу и щеголяю с этих пор
Жгутами мяса посреди стеблей.
И, начиная видеть, что к чему,
Теперь ловлю и ем зверей горстями.
Напоминаю цветом хохлому,
И обрастаю мясом и костями.
Хотя неясно, кто же я таков,
И сделан из мышей наполовину,
Мне ближе поведение волков,
Хотя волков здесь нету и в помине.
Я, оказавшись, наконец, в лесу,
Явлю свою широкую натуру:
Когда-нибудь я волка загрызу,
И на себя примерю волчью шкуру.

*  *  *
И вот – ура! – исполнилась мечта,
И я, подшерсток лапой теребя,
Уняв восторг, и досчитав до ста,
Примериваю шкуру на себя.
Отныне ясно, кто же я таков.
Но, чтобы волком быть не только с виду,
Теперь живу в лесу и ем волков,
Венчая пищевую пирамиду.

назад