Нарзан

Я - человек, измученный нарзаном.
Мне двадцать тысяч сто тринадцать лет.
С утра встаю не поздно и не рано,
Съедаю непроверенный омлет,

И в туалет плыву под парусами.
Включаю воду, выключаю свет,
А после чищу зубы миражами,
Усевшись в расписной кабриолет.

Управившись с заботами, зеваю,
И порт иду смотреть на корабли.
Дорогой кошек щупальцем пинаю,
Беру билет на поезд в Сомали,

И еду, расточая комплименты
Направо и налево, на заказ.
Перерезая траурные ленты,
Сверкая золочёным позументом,
Играю на фаготе тихий джаз.

Но вот на горизонте вырастает,
Размазываясь в чашке с киселём,
Нарзанный комплекс, гранями играя,
Приходит на торжественный приём.

И тут уж мне, поверьте, не до шуток.
Необходимо из последних сил
Зарыться в куче мятых самокруток,
Пока ещё никто их не скурил.

Поскольку он, облизываясь хищно,
Начнёт меня искать то там, то сям.
Рыгая и кусаясь неприлично,
По злачным подозрительным местам.

И если неудачен будет поиск,
То станет, невзирая на жару,
Нарзанный комплекс, сердцем беспокоясь,
Играть со мной в азартную игру.

Поверьте, я не против, я, напротив,
Питаю к играм детский интерес,
Но он-то ходит на морской пехоте,
Тогда как я оказываюсь без.

О, как же я измучен этой битвой –
Того язык не в силах рассказать!
Я между покаяньем и молитвой
Готов нарзан анафеме предать!

Нарзан всю душу мне перековеркал,
Жестокость в ней навеки поселив.
За это отделён от человека
Нарзана многолюдный коллектив.

Нарзану преданы душой и телом
Матросы в полинялом галифе.
Они любовь доказывают делом,
Из скважины глотнув 1-РЭ.

А мне глоток кошмарной этой дряни
Всё тёмное в душе разворошит,
И я иду играть на фортепьяне,
Средь ночи, в одиночестве, в глуши.

И звуки дикие мешаются с протестом
Разбуженных соседей по углам.
Нарзанный комплекс пятится на место
И режет негативы пополам.


назад