Типа Пастораль

«Что ж ты, баба, белены объелась?»
- Так встречал старик свою старуху
Каждый раз, когда она на санках
Сослепу въезжала из пучины
Прямо в сети, что старик расставил,
И рвала их острыми зубами.
Оттого старик грустил ночами,
Сиротливо пёрышки топорщил,
Плёл для пчёл, что ходят синим морем,
Специальный кошельковый невод,
Собирал ракушки по-над небом,
А потом, с обрыва по-над морем,
Запускал ракушечного змея,
И ловил его упругой сетью,
Чтобы снова запустить под вечер:
Мыши из-под вечера шуршали,
Змей шуршал и шёл мышиным следом,
И ракушки сыпались на землю,
А старик пилил свою старуху.
Утром кот, забравшись на пригорок,
Выл на небо и рычал на солнце,
Змeя переманивал на землю
И тащил его за хвост купаться.
А старик, с забора по-над утром
Слово неприличное стирая,
Бормотал: «Охальники..! Вот я вас...!
Срамота одна… Вот в наше время…»
Между тем коту со змеем скучно.
И, ракушки раздарив по рыбам,
Кот поёт, упёрши лапы в боки,
Хриплым голосом пугая чаек в пене:
«Если б было у котов
По четырнадцать хвостов,
Да за те бы за хвосты
Друг друга дёргали коты –
                     То-то было б визгу!
                     То-то было б мяву!
А я возьму себе в кредит
Киску на забаву!
Мне ништяк, и ей ништяк –
Ой,
     Во саду ли в огороде! –
Во бредятина какая,
Хоть и трезвый вроде…»

Так взывал певец страстей приморских –
Кот лихой, в заломленном берете,
В час, когда просил у моря киску…
Хоть пол-киски, а и то сошло бы.
Но безмолвным оставалось море,
Лишь бежали к горизонту волны.
И коту одно и оставалось –
До заката змея ерепенить,
Старику – пилить свою старуху,
А мышам – возиться с небосводом.
Словом, пасторальная картинка!..
Тут тебе и кот, и мыши с небом,
И старик с сетями и старухой –
Есть с чего развеселиться сердцу!

… Кот мечтает: сердце, почки, печень…
Всё понятно: кот проголодался.
Кот урчит, ему желудок вторит.
Кот давно не ел, и вот, голодный,
У неба стоит, и просит мышку –
Хоть пол-мышки, он не привереда.
Но по небу молча едут тучи:
Целые плывут, и половинки –
Словом, пасторальные картинки…
У моря, у неба – нет ответа.
Кот поёт печальные куплеты:
«По полю голубка летела,
Тут же и берёзка стояла,
Рядом в луже свинка храпела –
Люли, люли, и визжала…

Я прошу у поля пол-голубки;
Дай, берёзка, свинку – хоть пол-свинки!
Всё одни вокруг остались
Люли, люли, половинки…»

Кот поёт, по небу едут тучи.
Мыши съели половину неба.
Змей ползёт, ракушки ищет в луже –
Рыбы выпили от моря половину.
А старик, закинув в море невод,
На стрекоз охотится с рогаткой,
Тихо напевает и танцует
То вприсядку, то вобще мазурку:
«Если б было у котов
По четырнадцать хвостов,
А у нашего кота –
Ну хотя бы пол-хвоста!»

«И кот оголодавший ел селёдку,
Когда она линяла над волнами.
Что делать, всё же это не берёзка,
Куда податься, чёрт возьми, герою?!.»

Так и было – нудно и тоскливо,
В день, когда под вечер, на пригорке,
Допилил старик свою старуху,
И кота позвал – делить по-братски.

Пол-старухи взял старик – «Для дела».
Пол-старухи – доля котофея,
Чтобы сделать из неё пол-киски;
А мышам достанутся обрезки.


назад