* * *

Неподалёку от синего-синего озера было ещё два: белое-белое и зелёное-зелёное. В белом-белом жили-были удалые лисы и Карп Иваныч. А в зелёном-зелёном – никто не жил постоянно. Зато приезжали бесперечь дачники: г-н Осётр, Бычок-качалка, Каракатица одна – крупные фигуры, господа помельче, вроде Окуней, и плотвы без счёту. В общем, весьма пёстрое подобралось общество, можно бы даже сказать – разношёрстное, только шерстью там и не пахло. А по периметру плавал щурёнок и всхлипывал, потому что в общество его не приняли. «Мал ты, - говорят, - для общества. И именем не вышел…»
Тёмные ночи щурёнок проводил под корягой, думая о своей горькой доле. Есть забросил, исхудал. Только и мыслей в голове, что о собственной неполноценности. Но однажды утром вышел щурёнок на берег, посмотрел на солнце и неожиданно успокоился. Где уж им, подумал он, увидеть красоту мира. И пошёл в лес – смотреть самостоятельно, без компании.
В лесу, однако, уже сидел совёнок и ел мышонка. Щурёнок подсел к костерку, и долгое время они молча глядели в огонь. Первым молчание нарушил мышонок.
- Вкусно? – спросил он у совёнка, - гостю бы предложил, что ли?..
- Да нет, спасибо, - отмахнулся щурёнок, - я не за этим.
- Так оно же всегда приятно посидеть у огонька, - возразил совёнок, - покушать опять же. Тоже – красота мира. За другим сюда и не ходят.
- А вы, я вижу, в курсе последних событий, - прищурился щурёнок.
- Куда уж нам. Мы по старинке, сам видишь. Это у вас, в озере, течения и веяния. А мы поближе к первоначалам - дружеский ужин у костра… и тому подобное.
- А мышонок не надоедает?
- Нет, что вы. Он очень тонко чувствует настроение.
Помолчали.
- А у вас, в озере, что про красоту мира теперь говорят? (это мышонок спросил)
- У нас в озере все одолеваемы дачной скукою, и им не до красоты, и уже тем более не до мира, – щурёнок вздохнул, - они ведут общественную жизнь и оторваны от народа.
О своём скромном вкладе в общественную жизнь щурёнок тактично умолчал. Впрочем, кому это здесь интересно?
- А народ? – неожиданно взволновался мышонок, - что народ? С готовностью ли он несёт бремя исторической значимости?
- Трудно сказать. Глядя на высшее общество, народ тоже отрывается как может. Поэтому их иногда трудно различать.
Щурёнок поморгал и добавил:
- К красоте мира, которую я в настоящий момент представляю, это отношения не имеет.
Совёнок сидел нахохлившись, с закрытыми глазами. Он тоже представлял красоту мира.
Мышонок напевал песенку на эту же тему: «Представьте себе, представьте себе…».

Щурёнок клюнул носом, и, как оказалось, клюнул что-то неподходящее. Вблизи застрекотало и ушуршало вдаль.
Совёнок посмотрел вослед пристальным взглядом и вдруг принялся рассказывать:
- И с той поры поголовье шуршавчиков в долине поднялось весьма, но делом заниматься никто из них не хотел. Потому-то поля пришли в запустение, кукуруза поникла и полегла, и воробьи склевали последние зёрнышки. Жалкое зрелище представляют собой их поселения, с домами неряшливыми и покосившимися, курами обнаглевшими и вечным шорохом…
Мышонок отчаянно зевнул и пошёл чистить зубы.

- Хорошо сидим, - говорил щурёнок своим новым товарищам, - у вас тут прямо оборудованный наблюдательно-представительный пункт. Ничто созерцанию не мешает…
- Как же это – ничто? – удивился совёнок, - а Директива Против Красоты?
Так щурёнок впервые услышал это зловещее название.
- Кто же её издал?
- Да никто не издавал. Она так… просто.
- А чем мешает? И сильно ли?
- Да не сильно. Только по утрам и вечерам, ну и днём… иногда. Или ночью. Но неприятный осадок в душе оставляет.
- А как боретесь?
- Да как – обычно как боремся. Мышонок вот самокат купил, к обрыву ездит в любое время дня и ночи, любуется. Фотографирует. Я в собственном Я первозданную красоту ищу. Но помогает слабо. Потому что Директивы Против Директивы Против Красоты нет.
Темнело. У озера орала выпь. Щурёнка ночами одолевала ностальгия.

В 1903 г. щурёнок вернулся в озеро повзрослевшим, исполненным собственного достоинства щуком, с моноклем в глазу и мышонком в кармане. «С возвращеньицем, - сказал ему при встрече г-н Осётр, - давно вас, хе-хе, поджидаем!..» И съел его, вместе с мышонком.

назад