Про тюрьму

1. Снаружи.

Зеленый дятел бьет баклуши в сосново-буковой тюрьме,
И перевязывает уши, чтоб подготовиться к зиме.
Его наряд зело невзрачен, и не рассчитан на гостей,
И неприятно озадачен салютом праздника людей.
Ему неловко жить без боли; теперь понятно, почему
Он из тюрьмы летит на волю, чтоб превратить ее в тюрьму.
Он из стволов тюрьму возводит, расставит по местам конвой,
И не жалея сил, продолжит долбиться в стенку головой.
Приятно чувствовать при деле свой клюв и разум. А другим
Не наплевать ли, в самом деле, какого черта мы долбим?
И прорубив свое оконце, в Европу или в Колыму
Он полетит навстречу солнцу, неся с собой свою тюрьму.

2. Изнутри.

Среди бетонных новостроек, где больше нечему расти,
Пятнистый бык идет героем, и рушит на своем пути.
Идет направо – песнь заводит, налево – смолкнет на века.
И вот граждАне хороводом идут на поиски быка.
Один исчезнет, на ночь глядя, а утром гордо принесет
При памяти и при параде тушенку в банках по пятьсот.
Но обнаружится подлянка; и крик восторженный умолк,
Поскольку в принесенных банках не бык, а соевый белок.
Другой расскажет, как в потемках он шел в атаку при свечах;
И вот, с победою в котомке, стоит по-прежнему впотьмах.
Но спросят добрые соседи: «Так где же бык, о господин?»
«Быка-то я и не приметил» - почешет репу гражданин.
Куда пойти, куда податься? Чтоб заморочиться всерьез,
И повсеместно натыкаться на разрушенья и навоз.
Но в самом стоптанном пространстве уснуть, согревшись костерком,
И гордо в город возвращаться с тюрьмой, наполненной быком.



назад