Про слона и весну

Какая странная весна - уныло пятится она
дождём умытая сполна, как беспризорная стена.
Она порой глядит вперёд, а там народ упрямо ждёт:
такой доверчивый народ - ведь правда верит, что придёт!..
Весна торопится домой; вдруг - слон идёт по мостовой
и всем, кто встретится ему, кивает важно головой.
Весна идёт отворотясь, слоном не узнанной стремясь
остаться, но её судьба - на этот раз ударить в грязь
тем, что у вёсен за лицо работает за стопятьсот
монет, которые потом запрячет в тайное яйцо,
которым утку начинит, которой зайца накормить
придётся, чтобы он в сундук на дубе влез и мог там жить...
Неважно, в общем. О весне рассказ; в родимой стороне
в грязи лицом перед слоном она уличена в вине.
И по привычке, и опять плутовка примется вилять
хвостом кривить, душой крутить, слона словами ковырять.
Мол, не весна я, а четверг, меня народ вчера отверг,
теперь неделю ожидать мне очередь свою опять.
Слона сомнение берёт: весна ему безбожно врёт.
Хоть слон с рождения привык на слово верить, но язык
во рту весеннем мельтешит кривой и синий, словно кит.
И вот, душою укрепясь, слон хоботом смывает грязь,
И говорит весне упрёк, который целый год берёг:
Опять ты, дескать, за своё, где ваша совесть, ё-моё?
Берёт за шиворот её, не обращая на вытьё
её своё внимание, и тащит на собрание.

А на собрании народ свою весну упрямо ждёт
уже не ради той весны, а ради мести и войны.
Увидев только, что слоном виновник торжества влеком,
они немедля топоры, напильники и шампуры
готовят к встрече для весны, а для себя - бухие сны.
Они кричат: позор весне! мы подготовились к войне,
теперь назад уже никак, сожжён намедни белый флаг!
И бодро выставив вперёд напильников бугристый лёд,
с истошным криком "ё-моё!" они их тыкают в неё.

Слона растерянность гнетёт: весна, конечно, задний ход
включила подло, и вина её доказана сполна,
но то, что делает народ, слона решительно не прёт:
теперь уже сама весна бессмысленно оскорблена.
А с третьей стороны, опять: слонам негоже отступать...
а между тем, а между тем - весна истыкана совсем:
торчат напильники везде, застряли вилы в бороде
(забыл сказать вам, что весна та бородой оснащена;
а впрочем, странности весны, надеюсь, вам уже ясны).
Но наконец решился слон: смяв атакующих заслон,
весну выносит из войны, лучами славы окружён.
Вот он кладёт её на грунт, пред ней становится во фрунт
и сорок тысяч восемьсот пред ней напильников кладёт,
и говорит: смотри весна, что с нами сделала война...

Весна отныне на века в слоновьих ходит должниках.
И потому теперь слоны что хочешь просят у весны,
а та, послушная опять, слонам не может отказать.

назад